Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 03.08 73.02 -0.1232
EUR 03.08 86.77 -0.2196
Архив номеров

Наше наследие

2016-08-12

Слева от дороги на Иванов Стан – кладбище, справа берет начало ручей. Если спуститься вниз по склону, то можно увидеть, как из-под земли бьют ключи и рождается чудо природы – чистый ручей с прохладной водой. А если пройти дальше по дороге, то с возвышенности открывается чудесный вид: в низменном месте расположена небольшая деревенька, окруженная лесом с одной стороны и речкой Чребомиркой – с другой. Когда-то аккуратные домики располагались по обе стороны рва, на дне которого протекает небольшой безымянный ручей, впадающий в речку Чребомирку. Места живописнейшие, глаз не отвести. Когда-то в Ивановом Стане было много молодежи, на окраине деревни стояло здание начальной школы, где местные ребятишки осваивали азы наук.

  Теперь деревня почти вымерла: в ней живет всего лишь несколько человек. Все жители - пенсионеры, всю свою жизнь протрудившиеся в сельском хозяйстве. Иванов Стан, скорее всего, ждет участь соседних деревень Буда, Озерцо, Подлипное, Красный Пахарь, Ильинка, уже исчезнувших с лица Земли. О них напоминают лишь сады, посаженные когда-то их жителями, да названия. То и дело слышишь в округе:

- Где грибов-то столько набрала, Алена?

- Да под Будой. Их там видимо-невидимо…

С каждым годом в деревне остается все меньше жителей – время не щадит стариков. Детские голоса слышны лишь в период каникул да в выходные дни, когда внуки приезжают навестить своих бабушек и дедушек.

Приезжали внуки и к  Афониным Николаю Фомичу и Татьяне Васильевне.

В мире и согласии прожили Николай Фомич и Татьяна Васильевна 47 лет, родили, вырастили, выучили пятерых детей, дождались внуков (их десять), радовались им и помогали растить. Со дня свадьбы и до дня смерти не покидали они ставшую родной деревню Иванов Стан. Всю свою жизнь трудились они в местном колхозе имени Калинина. Татьяна Васильевна долгое время работала телятницей, а потом, до ухода на пенсию, дояркой. Николай Фомич всегда был там, где было нужнее, поэтому сменил несколько профессий: был и помощником тракториста, и скотником, и пастухом (пас большое тогда колхозное стадо коров), никогда не увиливал от работы и был очень ответственным за порученное дело. Даже когда ушел на пенсию, не смог сидеть без дела и нашел себе занятие по силам – работал истопником парового котла на животноводческом комплексе.

Супруги Афонины прожили нелегкую трудовую жизнь, в которой было все: и голодное время, когда вместо денег получали «палочки» - трудодни на бумаге, и тяжелый, надрывный труд в послевоенный период, и многое другое. Но самым страшным испытанием для них, как и для многих их сверстников, стала  Великая Отечественная война.                       

Семья Осиповой Татьяны Васильевны

Афонина (в девичестве Осипова) Татьяна Васильевна родилась в 1928 году в деревне Буда Гневковского сельского совета Шумячского района в крестьянской семье. Ее родители, Осиповы Василий Иванович и Фима Дмитриевна, всю жизнь трудились на земле. В их семье было пять детей: сыновья Андрей, Иван, Алексей и дочери Татьяна и Мария. Все дети росли добрыми, честными и трудолюбивыми, всегда помогали родителям в поле и по хозяйству, старались хорошо учиться в школе, уже строили свои планы на будущее. Но… грянула война. В это никто до конца не верил до тех пор, пока не стали забирать на фронт мужчин. Из деревни забрали  много молодежи, и почти все они не вернулись с войны домой. Забрали и отца Татьяны, больного, в возрасте 59 лет (одного года не хватило ему для того, чтобы не идти на войну, остаться дома по возрасту). И уже через несколько месяцев вместо писем от отца – похоронка, в которой сообщалось, что Осипов Василий Иванович пал смертью храбрых в бою.

 
Старший брат Андрей12 октября 1940 года, как и многие его одногодки, был призван на службу в армию.

Не думал тогда Андрей и не гадал, что разлука с родными местами будет долгой и принесет столько испытаний, горя, слез не только ему, его родным и близким, но и всему нашему народу. Уходил он из большой растущей деревни, а вернулся - стоят две бани, да изгороди торчат кое-где.

Андрей Осипов попал в Ленинградский военный округ, службу проходил на финской границе. 19 августа 1941 года прозвучала для Андрея и его однополчан боевая тревога, отбой которой пришлось ждать долгих 4 года. Бои, постоянные бомбежки, налеты авиации, убиты многие боевые товарищи, сотни раненых. Отступали до самого Ленинграда. А потом долгая - 900 дней и ночей - оборона города. Выстоял солдат! И продолжить бить фашистов до Победы! После окончания Великой Отечественной войны полк, в котором служил А.В. Осипов, принимал участие в параде Победы на Красной площади в Москве. Хвастаться наградами (орден Отечественной войны II степени, медали «За оборону Ленинграда», «За Победу над Германией») и вспоминать о войне ветеран не любил. О ней ему постоянно напоминали полученные в боях ранения.

Вот таким образом уже в начале войны Фима Дмитриевна осталась одна с четырьмя детьми, и младшая из них – Маша – была еще совсем маленькой.

Работников в доме убавилось, а работы прибавилось, и вся она легла на хрупкие женские плечи и плечи старших детей. Они выполняли и легкую, и тяжелую работу. Досталось и Татьяне: в свои тринадцать лет она пахала на быках, сеяла, косила, сушила и возила сено, копала, полола. Было очень трудно, иногда  думала, что больше не выдержит, но вставала спозаранку и снова бралась за дела, чтобы помочь матери. Но больше, чем физическая усталость, недоедание и недосыпание, всех мучил страх. По словам Татьяны Васильевны, тогда все очень боялись немцев. Знали, что они наступают. И каждый новый день начинался со страха. Как только из края в край по деревне проносилось: «Немцы-ы-ы!», все бросали свои дела и бежали прятаться в лес, в ров, густо заросший кустами. И так каждый день. Ожидание, что вот-вот в деревню вступит враг, было очень мучительным.

Брат Татьяны Иван в то время работал на животноводческой ферме колхоза. На правлении колхоза было решено угнать подальше от деревни колхозное дойное стадо коров, чтобы не досталось фашистам. Поручено это было Ивану. Иван  погнал стадо от деревни. Прошло несколько дней, дома не спали все эти ночи, ждали его, надеясь, что он жив и вернется. Но Ивана так и не дождались. Уже позже семья узнала, что стадо попало в руки фрицам, которые застрелили трех коров и стали их разделывать, а Иван не давал им это делать, кричал: «Это не ваши, это колхозные!» Немцы вначале гоготали, а потом им надоели наскоки  парнишки, они прикладами сбили его с ног и избили так, что он был весь синий и еле мог двигать руками и ногами. Все очень горевали, думая, что Иван убит. Чуть позже пришла «похоронка», в которой говорилось, что Осипов Иван Васильевич пропал без вести. Мать Фима  Дмитриевна едва не сошла с ума, несколько дней пролежала в беспамятстве, и Танюше пришлось не только управляться по хозяйству, но и приглядывать за братом, сестрой и матерью. А тут и случилось то, чего все так боялись: пришли фашисты.

Они вошли в деревню очень шумно: веселились, играли на губных гармошках, пели песни, даже раздавали детям конфеты. Все они были на мотоциклах, хорошо одетые, сытые. Потом быстро разбрелись по деревне, кто куда, чувствовали себя в деревне уже хозяевами, заходили в дома и командовали женщинам: «Матка, топи печка!» Зашли они и в дом Осиповых. Хозяйка затопила печь, немцы наготовили всякой всячины (особенно им понравилась картошка в мундирах), наелись до отвала и завалились спать в чужом доме. Пробыли они в Буде несколько дней и двинулись дальше. Потом было трудное время оккупации. Жители Буды старались держаться, выстоять, хотя часто бывало голодно, а зимой 42-го – и очень холодно.

А потом было долгожданное освобождение. Совсем другими были фашисты при отступлении: злыми, голодными, озверевшими. Односельчане уже знали, что они отступают и поэтому зверствуют, поэтому все рыли окопы во рву за деревней, куда собирались прятаться, но не успели. По деревне молниеносно пронеслось: «Немцы!» Мать схватила маленькую Машу в подол, какие-то вещи и побежала к окопам. Брат Алексей помчался за огороды отвязывать лошадь, которая мирно паслась на лугу, а Татьяна повела прятать корову, но было поздно. Фашисты схватили всех, кто не успел спрятаться, согнали в кучу и погнали в ров. Жители видели, как полыхает одна улица деревни. Вдруг одна женщина подошла к немецкому начальнику (он стоял у нее в доме) и стала просить, чтобы население отпустили. Начальник подумал и скомандовал, чтобы мужчины отошли влево, а женщины и дети – вправо. Женщин с детьми разогнали по домам, а всех мужчин  погнали пешком под конвоем дальше. Мать Татьяны, услышав громкие крики людей, выскочила из окопа, где пряталась с Машей, и прибежала в деревню. Ее скорей затолкали от немцев в дом. Она рыдала вместе с другими женщинами, потому что среди мужчин, угнанных из Буды, был и ее сын Алексей. Но на пятки фрицам уже наступали наши войска, и под белорусским городом Кричевом угнанных мужчин с боем освободили советские войска. Во время этого боя Алексей был ранен, его перевязали, но возвращаться домой он не захотел, решил помочь своим бить фашистов до победного конца. Счастье улыбнулось ему, он не погиб в боях, смело воевал и в 1945 году вернулся домой, чему все были несказанно рады.

 Есть Бог на свете! Это была не единственная радость в семье Осиповых! В июне 1946 года нежданно-негаданно вернулся домой тот, кого уже давно оплакали  - брат Иван. Он поведал о том, что случилось, когда фашисты захватили его вместе с колхозным стадом. Как оказалось, избитого Ивана фашисты несколько недель держали в каком-то сарае, стерегли. Ему удалось убежать и добраться до своих. Как и братья, он воевал во имя Великой Победы!

 

Семья Афонина Николая Фомича

Афонин Николай Фомич родился на хуторе Бухара (вокруг деревни Иванов Стан раньше было несколько хуторов), который находился между Ивановым Станом и Кирпишней, у истока реки Чребомирки). По воспоминаниям старожилов, от своих прадедов им было известно, что деревня Иванов Стан возникла давно и названа так потому, что в ней во время войны 1812 года останавливался полк генерала Иванова, сформированный на территории Смоленщины. В частности, об этом неоднократно говорил местный старожил из этой деревни Костенко Леонид Максимович, к сожалению, уже умерший. А Кирпишня – это в настоящее время поле за лесом  в 1-1,5 км за Ивановым Станом – свое название получила от кирпичного завода, построенного и действовавшего еще в царские времена. На этом хуторе в семье Фомы Осиповича и Прасковьи Анисимовны Афониных в 1924году родилась двойня. Один младенец умер, а второго нарекли Николаем. Всего в семье Афониных  было четверо детей: дочери Любовь и Вера, сыновья Николай и Михаил. Николай учился в Халиповской восьмилетке, успел закончить 6 классов  и был вынужден идти работать, так как  умер отец, а мать сильно болела и уже не могла работать (вскоре умерла и она). Сестра Люба вышла замуж и уехала, а растить и воспитывать братьев стала старшая сестра Вера. Когда началась война, Николай рвался на фронт, но его не взяли – не исполнилось восемнадцати. Жилось в это время очень тяжело  - работы было много, а есть было уже нечего, все припасы давно закончились. Часто во рту не было даже макового зернышка и ложиться спать приходилось на голодный желудок, и уснуть было просто невозможно. Но еще тяжелее стало, когда немцы оккупировали Смоленщину. Вскоре они стали угонять молодежь в Германию. Из этих мест угнали Иванову Валентину, Иванову Настасью, давно уехавших из этих мест Яковлеву Марусю, Раю (фамилию установить  не удалось), Афонина Михаила Фомича, Карпова Петра, Иванова Николая Захаровича, Харитонова Николая Ивановича. 

Угнали и Николая Фомича. Вот как он вспоминал об этом: «Нам было приказано явиться в Шумячи в немецкую комендатуру. За неисполнение приказа – смерть. Сестра не хотела отпускать, но понимала, что ничем не может  помочь. Мы с братом были похожи, и Вера решила поменять нас местами, думая, что маленький щупленький  Миша не подойдет для отправки. Но фрицы забрали его, а по дороге к железнодорожной станции Михаилу удалось спрыгнуть с грузовика, добежать до леса и затаиться там. Через несколько дней пришли и за мной. В Шумячах нас с товарищами погрузили в машины и отправили на станцию в город Рославль. На железнодорожной  станции нас уже ждал состав. Около ста юношей из разных мест быстро погрузили в вагоны поезда и отправили в немилую сторону. Мы держались вместе: Иванов Николай, Карпов Петр (из деревни Халиповка) и я, Афонин Николай, так как знали друг друга. А вот что нас ждало впереди – не знал никто, поэтому на душе было тревожно и горько. В поезде кормили хорошо, давали тушенку и хлеб. В деревне мы давно не видели и не пробовали такой пищи. Через двое суток нас высадили в городе Галле, загнали в бараки. На следующее утро приехали покупатели. Они выбрали себе работников поздоровее, а меня с товарищами доставили в город Торгау, где находилась посудная фабрика «Филеров Бог», на которой нас заставляли работать. Жили мы в бараках, где было очень сыро и холодно, работали с 6 утра до 8 вечера. Кормили нас плохо: утром и вечером кусочек хлеба с опилками, на обед – в столовой фабрики – прозрачный суп и чай, иногда что-то по виду, но не по вкусу напоминающее кашу. Работать на врага нам очень не хотелось, и мы стали думать о побеге. Несколько дней ночью мы с Карповым Петром делали подкоп в бараке, потом вылезли через это отверстие, перелезли через колючую проволоку и бросились бежать что есть духу. Нам удалось добежать до реки Эльбы, наскоро соорудить плот, взобраться на него и отчалить. Мы стали переправляться через Эльбу, но плот не выдержал нас и стал тонуть. Мы с Петром оказались в воде, к тому же он, как оказалось, не умел плавать, и мне пришлось не только выбираться самому, но и вытаскивать Петра. Хватились, видно, нас не сразу. Мы успели разжечь на берегу костер, чтобы хоть немного обсушиться, и по дыму от него нас и нашли немцы. Назад в лагерь гнали злыми овчарками, которые вот-вот могли сорваться с поводков и растерзать и меня, и Петра.

После неудавшегося побега меня с Петром сильно избили на глазах остальных обитателей барака  (вот что будет с непокорными) и определили в штрафной батальон, а там всегда всюду водили под конвоем. В начале 1945 года я был переведен на железно-литейную фабрику в город Магдебург, где и проработал до 22 декабря 1944 года. Освободили нас американцы, а после встречи на Эльбе передали нашим. Комиссией при полевом РВК я был призван на действительную военную службу в 307 часть, в роту охраны. До 28 апреля 1945 года проходил службу в армии. Был демобилизован на год раньше окончания действительного срока службы в связи со смертью матери».

Да, нелегкая судьба выпала на долю четы Афониных. Не каждый такое вынесет. А они вынесли, выстояли, создали семью, народили пятерых детей,  всех вырастили,  и все они выросли  хорошими людьми:  трудолюбивыми, добрыми, отзывчивыми.  Все пятеро добросовестно трудятся  на родной шумячской земле: дочь Зоя – бухгалтером, сын Леонид – водителем,   дочь Люба – продавцом, дочь Нина – медицинской сестрой, сын Михаил – водителем.  У всех у них уже свои дети: у Зои – сын Сергей и дочь Людмила, у Леонида – сыновья Александр  и Юрий, у Любови – сын Роман, у Нины – дочери Наталья и Елена и сын Сергей, у Михаила – сын Александр и дочь Анастасия.

К слову сказать, Николай Фомич пытался получить от Германии плату за свой каторжный труд в неволе, но, к сожалению, документы о его пребывании и труде на территории Германии не сохранились (таков был ответ из Подольского архива). Предположительно, они были  вывезены американцами, освобождавшими город. И остались у него только горькие воспоминания о войне, фашистской неволе да медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны», «20 лет Победы в Великой Отечественной войне», «50 лет Победы в Великой Отечественной войне», «50 лет Вооруженным Силам СССР».

Есть награды и у Татьяны Васильевны. Это значок «Победитель соцсоревнования в 1977 году», «Медаль материнства 2 степени» и медаль «Ветеран труда». Достанут они их, бывало, посмотрят сами, покажут внукам и опять уберут. Ведь это память, Память сердца.

Неустанно течет река времени. Проживая свои нелегкие, но светлые судьбы, оставляя вечную память в сердцах потомков, уходят в мир иной герои, своим мужеством и стойкостью не только победившие смерть, но и отстоявшие мир для всего человечества.

В 2001 году не стало Николая Фомича, в 2003 – Татьяны Васильевны. Но память о них жива в сердцах односельчан, людей, знавших их, а главное – в сердцах их детей, внуков и правнуков. Нам теперь нести эту память. И всем  последующим поколениям русских людей, не видевшим войны, но безмерно благодарным тем, кто отстоял мир и свободу на нашей земле…

Афонин А.М.

1477

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom