Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 17.10 71.24 0
EUR 17.10 82.73 0
Архив номеров

Встреча с поэтом

2016-07-22

Шумячцам несколько лет тому назад довелось познакомиться с этим удивительным, интересным человеком, обладающим неповторимой манерой общения и уникальной способностью увлекать своих слушателей в волшебный мир поэзии.

В читальном зале библиотеки собрались люди разных возрастов и профессий, было много женщин – членов женского клуба «Отрада». Они пришли на эту встречу, чтобы послушать стихи в исполнении автора и просто пообщаться, обменяться мнениями. На встрече присутствовали Председатель Шумячского районного Совета депутатов В.А.Крупенёв, начальник Отдела по культуре и спорту Администрации МО «Шумячский район» Т.Г.Семёнова, председатель районного Совета ветеранов А.П.Соколов, местный поэт В.В.Филипенков.

Своё выступление перед аудиторией Валерий Ефимович предварил напоминанием о скорбной дате – 22 июня, когда 75 лет назад началась Великая Отечественная война, которая прокатилась и по его судьбе, украла детство, лишила отца.

Память не стареет

Совсем недавно кончилась война.

Я похоронку сам прочел впервые.

Не просто справка, а судьба она,

Прорезавшая годы фронтовые.

 

Жестокий сон — пять огненных колец,

Переживаю с каждым годом снова.

Ни разу в жизни не сказал: «Отец» —

Большой войной украденное слово.

 

Моим друзьям обид не перечесть,

Мы все решали без советов, сами.

И без отцов затронутую честь

Своими защищали кулаками.

 

И рано научились понимать

Беду страны и горе человека.

Уставшая, заплаканная мать —

Жена лишь год, вдова — почти полвека.

 

Для будущего память нам дана.

Года бегут быстрее и быстрее.

Давным-давно закончилась война.

Стареют люди. Память не стареет.

 

И в продолжение темы памяти хочется выразить своё восхищение стихотворением «Поле памяти». Музыку к этим стихам написал известный смоленский композитор Валерий Михеенков.

 

Поле памяти

 

Над деревней тишина, пахнет росами,

Розовеет в вышине лист березовый.

Спать тревога не дает, память давняя,

На свидание зовет поле дальнее.

 

Поле памяти моей, поле памяти.

Череда далеких дней в белой замети.

От беды твоей виски стали снежными,

Память горькая моя, память нежная.

 

Золотая шепчет рожь слово тихое,

Хоть своя земля кругом, было лихо им.

Только солнце никогда не подарится.

Спят ребята вечным сном и не старятся.

 

Спят ребята в тишине под ракитою,

Доброй памятью людской не забытые.

Дорогой ценой за жизнь нашу плачено.

Утро доброе встает, что же плачу я?

 

Участники встречи с замиранием сердца слушали стихи о любви. Эта тема красной нитью проходит через творчество поэта. Не очень мне нравится эта избитая классическая фраза о красной нити, но точнее и не скажешь. Любовь к Родине, к матери, к детям, к женщине, словом любовь ко всему прекрасному, что есть в этой жизни, и даёт импульс к вдохновению, от которого и рождаются такие стихотворения, как это:

 

 

Мне женский образ близок был и мил,

Но, будущее дальнее наметив,

Я женщину навеки полюбил,

Ту женщину, которую не встретил.

 

И скуки боль, и широту стола,

Холодный дождь и все мечты о лете.

 Опорою мне женщина была,

Та женщина, которую не встретил.

 

Но без любви и не родится стих;

Наверно, так заведено на свете.

Знакомых женщин сравнивал своих

 С той женщиной, которую не встретил.

 

Уходит в осень ранняя весна,

 Ушла и юность, я и не заметил.

 Одна лишь радость, что в хороших снах

 Приходит женщина, которую не встретил.

 

Ложится солнце до рассвета спать,

 И опустился вечер, тих и светел;

 До дней последних буду вспоминать

 Ту женщину, которую не встретил.

 

Хоть и родился поэт в Белоруссии, город Вязьма, где началась его трудовая биография, стал для него второй родиной, как и вся Смоленщина.

 

Две родины

 

Не забыть родимые края,

Хату под дубком в окошках узких.

Деревушка Неговка моя

Затерялась в пущах белорусских.

 

Где она? Всего подать рукой.

Только так длинна моя дорога.

И навеки близкий и родной

Стал мне город в одеянье строгом.

 

Здесь впервые в соловьиный май

Произнес неловкие признанья.

Стал своим мне этот древний край,

И не мыслю горечи прощанья.

 

Околдован гордой красотой,

Я признанье оценил как милость.

К церкви Одигитрии Святой

Дочь привел, чтоб к чуду приобщилась.

 

И в любви как женщине клянусь,

И молю, чтоб до конца с тобою.

Вязьма, я не предал Беларусь,

Просто стала ты моей судьбою.

 

 

Смоленская дорога

 

А нужно мне совсем немного, —

Виной характер иль года, —

Зовет смоленская дорога,

 Как путеводная звезда.

 

Спешит равниной недалечко,

Сквозь звоны птичьих голосов,

Перемахнув мосточком речку,

Звенящую в тени лесов.

 

Успокоенье и отрада —

Речушки выгнутый калач,

 В холмах разбросанное стадо,

 Всполошенный машиной грач.

 

До боли радостны и близки

Весной взбеленные сады.

И обелиски, обелиски —

Огни негаснущей беды.

 

До мирного родного крова

 Дошла проклятая война,

 Жила деревня Пекарево —

 Остались в камне имена.

 

И нет предела, нет порога,

Кругом родимые края.

Смоленщина — моя дорога,

Моя тревожная судьба.

 

Есть у Валерия Ефимовича стихотворение, которое характеризует его как личность. Он просто и откровенно говорит о том, что не приемлет, что не любит, чего не хочет, но есть радость жизни, в которой он находит вдохновение для творчества. В этом весь он, человек, гражданин.

 

Я не хочу, чтобы стучалась осень,

И желтых листьев в кронах не хочу.

Я не люблю холодных, мокрых сосен

И очень не люблю ходить к врачу.

 

Я не люблю, когда длиннее ночи,

И не люблю, когда короче дни.

Обратно не люблю лететь из Сочи

И хвостовые в поезде огни.

 

Не выношу я мокрого перрона,

Когда на нем вдруг остаюсь один,

Осенних ветров грохота и стона

И мутного узора первых льдин.

 

Я не люблю, когда стареют рано,

 Когда ветшает милый отчий дом.

Я не люблю печальных караванов,

Летящих на чужбину за теплом.

 

Я не люблю, когда страдает слабый,

 Когда на одного идут гурьбой.

Когда подругу называют бабой,

Когда подонок одарен судьбой.

 

Я не люблю душевного уродства,

Холодного мерцания в глазах,

Предательства, и грубого угодства,

И леденящей брошенности страх.

 

Я не люблю, когда пуста дорога,

И безысходность страшно не терплю...

Я в жизни не люблю, конечно, много,

Но радость жизни все же я люблю.

 

Только истинный патриот своей малой и большой Родины может откровенно признаться ей в любви.

 

Есенину

 

Мерцает тускло лампа на столе,

И мечутся причудливые тени;

Меня по удивительной стране

Проводит удивительный Есенин.

 

Трещит мороз за низеньким окном,

Мурлычет кот, свернувшись на лежанке,

С Есениным, укрывшись дивным сном,

 Брожу в полях душистых спозаранку.

 

Где эти годы? Вспомнилось вдруг мне...

Врываясь в гулкость мглистого рассвета,

Я в классе в удивленной тишине

Читаю вслух опального поэта.

Багровый след линейки на руке:

— Наверное, тебе поэтов мало?

И прозвучало и ему, и мне

Пощечиной: — Кулацкий подпевала!..

 

А он и близок, и понятен был,

Придя ко мне дорогой нетореной.

Ну как легко меня он покорил!

И я навек остался покоренным.

 

В любви ему признаться не боюсь

И не стесняюсь ни любви, ни ласки.

И я люблю до боли эту Русь,

Одетую в есенинские краски.

 

У Валерия Ефимовича есть стихи, посвященные населённым пунктам Смоленщины, в том числе и Шумячам. И к великой радости и гордости присутствующих он прочитал стихотворение «Милые Шумячи».

 

Коль силён и молод,

Манит шумный город

Росписью неоновых огней.

Я смотрю иначе:

В милые Шумячи

Возвращаюсь за судьбой своей.

От восторга плачу:

Скромная Шумячка –

Реченька в малиновом краю.

Солнце ярче светит,

Всё отдам на свете

За простую песенку твою.

Засверкают росы,

Губ коснутся косы –

И листвой березы зашумят.

Просто поменяю

Линию трамвая

На лесных тропинок аромат.

Не мира осколок

Мой скромный посёлок,

Пристанище трудных дорог.

И просто удача

Жить в добрых Шумячах,

Где милого дома порог.

 

 

 

И снова читает поэт свои стихи о любви. Женщины, пришедшие на встречу с ним, с замиранием сердца слушают его негромкий, но такой выразительный голос. Кому-то вдруг взгрустнулось, и в глазах – слёзы, кто-то улыбается, кто-то задумался о своём, личном…

 

Поздняя любовь

 

Мне с тобою на край бы земли,

В те далекие дали пустые,

Чтобы звали с тоской журавли

За собою в края чужие.

 

Видишь, след твой целует волна,

Обнимает ласковый ветер.

К ним ревную, сходя с ума,

И ко всем ревную на свете.

 

С болью думаю вновь и вновь:

Чем виновен я перед долей,

Что так поздно пришла любовь

С сединой и сердечной болью?

 

Шелест волн на пустом берегу,

Тени гор в золотых коронах.

Отпустить я тебя смогу

На длину наших рук сплетенных.

 

 

Капля внимания

 

Так судьбою, наверно, обещано

(Много смеха и много слез) —

 Молодая, красивая женщина

Мне в любви объяснялась всерьез.

 

Только я все молчал растерянно,

С ней я не был ни нежен, ни мил;

Той любви, что неделей измерена,

Твердо верил — не заслужил.

 

Как-то утром под плеск березовый

(Как теперь себя не корить?)

Подарил ей букетик розовый, —

Просто очень хотел подарить.

 

И однажды зарей сиреневой

Побродили у мокрых скал;

И, забыв о делах и времени,

Я стихи ей свои читал.

 

 

Прости меня

 

Я не обманывал, любя,

Когда шептал в тиши:

«Люблю, люблю, люблю тебя,

Люблю!», и не грешил.

 

Я говорил, что лучше нет

Ни губ твоих, ни глаз,

Что лишь с тобою вижу свет,

Что умираю каждый раз...

И так уж много лет.

 

Нет, не обманывал тебя,

Хоть знал — не по пути.

Я лишь обманывал себя,

Прости меня, прости.

 

Валерия Ефимовича можно слушать бесконечно, а ещё можно взять в руки сборник его стихов и читать, читать, наслаждаясь каждой строкой, а ещё можно слушать песни на его стихи, замирая от восторга и упоения. И слушали, и восторгались, и наслаждались…

К слову, на его стихи написано более 150 песен и романсов. В этот день в библиотеке звучали песни и романсы на стихи Валерия Ефимовича Рудницкого в исполнении Ирины Бекмуратовой (композитор и исполнитель), обладающей неповторимым, пронзительно волнующим, завораживающим голосом.

Поражают своей лаконичностью, точностью, прямотой, выразительностью мудрые изречения – строфы, размышлизмы поэта. Это особый жанр, который требует особого таланта: в нескольких строках - смысл бытия, философия.

 

Пусть голову закружит кругом

Среди житейских передряг.

Не каждый добрый будет другом,

И каждый злой не будет враг.

 ***

На доброту у нас

Пожизненный лимит,

Но сколько добрых слов

На кладбище звучит.

***

Любая лестница страшна,

Ведущая во власть.

Манит соблазном вышина,

Но шансы есть упасть.

***

Это чистая истина, вовсе не слух:

Коль сидишь на суку – не руби этот сук.

И понятен и близок вам истины яд:

Тот пили, на котором другие сидят.

***

Несут нам годы и болезнь, и скуку.

Но так хотим продолжить эту муку.

***

Не возносись над подчиненными тебе:

Вдруг поменять захочется судьбе?

***

Начальник мнил

Для всех себя отцом,

Забыв, что все равны

Перед Творцом.

  

Дочитано очередное стихотворение, уже и поговорить успели не только о поэзии, но и житье-бытье, о политике и о делах насущных, но расходиться не спешили. Хотелось ещё побыть в атмосфере музыки и любви. Не каждый день случаются такие праздники, такие встречи, которые запомнятся надолго, потому что затрагивают самые сокровенные чувства, которые таятся в глубине души и вдруг вырываются наружу. «Спасибо Вам, уважаемый Валерий Ефимович, за такой подарок, за эту встречу», - обратилась к поэту директор централизованной библиотечной системы М.В.Серкова.

Валерий Ефимович в свою очередь преподнёс в дар библиотеке сборник своих стихов, недавно вышедших в свет «Меня не лечит время».

 

Людмила Бондарева.

 

О себе 

Родился я под знаком Весы в небольшой белорусской деревне с поэтическим названием Неговка в октябре 1937 года. Родители мои, сельские учителя, были буквально влюб­лены в свою профессию. Отец погиб в самом начале вой­ны, — действительную службу он проходил на пограничной заставе в Литве. Я, как и многие мои сверстники, дети вой­ны, ни разу не произнес слово «отец» — «...большой войной украденное слово».

Окончив школу, поступил в Ленинградский ин­ститут инженеров железнодорожного транспорта, где кон­курс был двадцать семь человек на место.

Дипломом инженера-строителя железных дорог была под­ведена черта под несмоленским этапом моей жизни. В 1959 году распробовал свою профессию «на вкус» в должности путевого рабочего Вяземской дистанции пути. Вкус оказал­ся не сладким, но крайне поучительным. Жил в путевой будке. Год находился на «диете»: вечером напилить шпалу, поколоть, затопить плиту, сварить картошку, потолочь ее с маргарином и съесть — с селедкой — одну треть. Вторую треть — на завтрак, третью — на обед, если доведется. При­чем вторую и третью есть холодными.

Да, чуть не забыл: для достижения наибольшего эффек­та нужно шесть дней в неделю махать костыльным молот­ком, таскать шпалы и выполнять другие нагрузочные уп­ражнения. Причем на свежем воздухе, в любую погоду, в любое время года и в любое время суток. Стройность га­рантируется.

Пока работал рабочим, бригадиром и мастером, стихи писались плохо, хотя тем было великое множество. Потом стихи пошли легче, но не думал, что это увлечение может перерасти в нечто более серьезное.

Далее партия решила, что семнадцатилетняя практика на железной дороге пройдена, и повернула меня лицом к строительству. Работал начальником строительного управления, управляющим трестом, генеральным директором объединения «Стройконструкция». Строил жилые дома, школы, детские сады и заводы, в том числе «Игоревский завод ДСП», «Графит» и другие.

Работа строителя замечательна тем, что помимо пользы видны осязаемые результаты твоего труда.

Затем была работа чиновничья — первый заместитель председателя Вяземского исполкома, глава Вяземского района. За почти сорокалетнюю жизнь в Вязьме мне довелось прорасти через все слои — от рабочего до руководителя района.

Вязьма стала моей второй родиной и самым любимым городом. Там почти тридцать лет отработала на железнодорожном транспорте моя жена, родилась и окончила школу моя дочь, там родился внук, похоронена моя мать.

В Вязьме начал серьезно писать стихи, занимаясь в литературном объединении под руководством талантливого литератора и просто замечательного человека, настоящего русского интеллигента Анатолия Яковлевича Ларченкова.

Надо сказать, что никогда не стеснялся того, что пишу стихи, на какой бы должности ни работал, и никто ни разу не упрекнул за мое увлечение. Первые книги тоже вышли в Вязьме.

В 1997 году переехал в Смоленск и стал работать председателем комитета по средствам массовой информации и полиграфии. Прежде всего это был возврат в журналистику, и не только как чиновника, но и как действующего журналиста.

Писал много. За эти годы вышли десятки книг поэтических и четыре прозы.

На мои стихи написано более ста песен разными композиторами. Наиболее плодотворным было сотрудничество с замечательным смоленским композитором и педагогом Валерием Ивановичем Михеенковым.

Сейчас я директор издательства «Смоленская городская типография». Занимаюсь общественной работой: вхожу в состав Общественной палаты Смоленской области, член правления областной журналистской организации, председатель региональной коллегии Большого жюри.

 

В. Рудницкий

2465

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom