Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 19.10 71.17 -0.0657
EUR 19.10 82.46 -0.2684
Архив номеров

Невыдуманная история

2016-06-10

    Шел седьмой день их болотной эпопеи, хотя порой им казалось, что прошла целая вечность с того злополучного дня, когда они попали в болотный капкан. В том, что они заблудились, Екатерина Максимовна винила только себя.

  В то раннее осеннее утро ничего не предвещало беды. Как обычно с вечера приготовила рюкзак со всем необходимым для поездки в лес за клюквой, сделала несколько бутербродов. Напарница обещала нажарить котлет. В лес, за ягодами, собирались отправиться втроем, но в последний момент одна женщина отказалась, сославшись на недомогание.  И это, наверное, спасло ее от непредсказуемых последствий. Она страдала гипертонией и вряд ли бы выжила в той ситуации, в которой оказались Екатерина Максимовна и Тамара Петровна.

 Полтора часа на электричке, и вот уже знакомые места. Екатерина Максимовна шла впереди по исхоженной, истоптанной за 30 лет тропинке, ведущей в клюквенные угодья. Женщинам повезло – сразу напали на ягоды. Их было видимо-невидимо. Клюкву собирать хорошо, не надо кланяться каждой ягоде, бери горстями и в пакеты. Клюква заманивала ягодниц все дальше и дальше. И когда пришло время выбираться к выходу, Екатерине Максимовне показалось, что идут они не туда, куда надо. Эта мысль промелькнула и ушла. Тамара Петровна во всем доверяла старшей подруге, которая знала все ходы и выходы, и послушно шла за ней след в след.

  Прошли одну канаву, другую, пора было сворачивать на знакомую тропинку, ведущую к электричке, но тропинки все не было, и чем дальше шли они, тем яснее приходило осознание, что они заблудились. Вечерело. По времени последняя электричка уже ушла. Надо было смириться с реальностью и устраиваться на ночлег. Утром все станет на свои места.

 Отыскали самую большую кочку с деревом. Расположились, съели по бутерброду и котлетке. Достали из рюкзаков свитера, утеплились. Ночь прошла более или менее спокойно, еще не было предчувствия беды.

 Наступившее утро не стало мудренее. Оглядевшись вокруг, Екатерина Максимовна поняла, что зашли они слишком далеко и эти места ей незнакомы. «Наверное, мы пошли не в ту сторону, - решила она. – Надо идти в противоположную». «Как скажешь», - безропотно согласилась с ней Тамара Петровна.

    Позавтракав остатками еды, взвалив на плечи потяжелевшие от клюквы рюкзаки, женщины покинули место своего ночлега. Была уверенность, что вот-вот выйдут на дорогу, а там – на электричку и домой. Но домой они попали только спустя семь дней. Как потом выяснилось, пошли они не тем путем, что вел к выходу из леса, наоборот они уходили все дальше и дальше в глубь огромного болота.

   Так прошел еще один день. Сильной тревоги пока не было, еще была надежда… Мобильной связи не было. Телефон остался только у Тамары Петровны, Екатерина Максимовна свой уронила в болотную топь, перебираясь по жердочкам через огромную канаву. Нога соскользнула, и пожилая женщина оказалась на дне канавы. Кое-как выкарабкалась с помощью подруги.

   Мокрые, продрогшие, женщины решили больше не испытывать судьбу, а найти местечко посуше и ждать подмоги. Шли четвертые сутки их блужданий. Еды уже не было никакой, пили болотную воду, ели клюкву. Спички подмокли, костер развести не удалось.

  Одна надежда была на семью Тамары Петровны. У нее были дочь, зять, внуки. Они, наверняка, уже забили тревогу. У Екатерины Максимовны никого из родни в Ленинграде не было, она жила одна в старой коммуналке на малом проспекте Васильевского острова. В Смоленской области жила двоюродная племянница, которая «побила» телефон, не дозвонившись тете. «Наверное обзванивала моих знакомых, узнать, где я, что со мной», - с грустью думала Екатерина Максимовна.

  За шесть суток, что провели на болоте, многое передумалось. Вспомнилось детство и юность, которые прошли в деревне, а потом в блокадном Ленинграде.

   Катя была отчаянной девчонкой, любила рисковать. Однажды упросила отца дать прокатиться  верхом на лошади. Отец долго сопротивлялся, но под напором дочери не выдержал и согласился. Этот случай имел для Кати серьезные последствия. Она упала с норовистой лошади и у нее случился перелом бедра. Как лечили ее местные фельдшеры, она не помнит, но с годами этот перелом давал о себе знать все чаще и чаще.

  Женщины на болоте были на грани нервного и физического истощения. У Екатерины Максимовны отказали ноги, она уже не могла самостоятельно передвигаться: сказалась детская травма  и последствия  Ленинградской блокады. Блокада! Она занимает особое место в биографии Екатерины Максимовны. У нее до сих пор перед глазами лицо соседки тети Нади, которая, умирая, позвала к себе Катю и дрожащей рукой протянула ей продуктовые карточки на себя и на  дочь Лену, умершую двумя днями раньше.

 - Возьми, Катенька, может вам повезет и вы доживете до светлых дней. Вспоминайте нас с Леной.

   Помнила и помнит до сих пор. Те карточки, действительно, спасли их с мамой от неминуемой смерти. Соседи знали, что Катя с мамой голодают, что  у них в очереди за продуктами украли продовольственные карточки. Катя, как могла, утешала маму, которая кричала в голос, причитала, а потом села на табуретку и просидела так до позднего вечера молча, уставившись в одну точку. До сих пор в памяти – мамины глаза, полные ужаса, отчаяния, безысходности.

   Очнувшись от нахлынувших воспоминаний, Екатерина Максимовна вернулась в реальность. За себя она не боялась, умирать было не страшно. Прожила 85 лет, всего повидала. Честно трудилась на знаменитой обувной фабрике «Скороход». Была начальником смены. Люди уважали за принципиальность и неподкупность, за душевную доброту.  Переживала за Тамару Петровну, она на десять лет  моложе. У нее семья, ей еще жить да жить.

  Екатерина Максимовна, чувствуя, что силы покидают ее, умоляла Тамару Петровну оставить ее и выбираться из болота. Но Тамара Петровна уже смирилась со своей участью и не хотела никуда уходить, бросать подругу. «Вместе пришли, вместе или выберемся, или станемся здесь», - решила она. На шестые сутки они, находясь в полудреме, в полуобмороке, услышали гул самолета, который кружил над болотом. Но дать о себе знать  женщины не могли, хотя  пытались кричать, махать руками. Но кроны вековых деревьев так сплелись, что сквозь их толщу не проникали даже солнечные лучи. Покружив, самолет улетел. Оборвалась последняя ниточка надежды на спасение. Ни есть, ни пить не хотелось.

- Нас спасут, - еле слышно прошептала Екатерина Максимовна, - надо держаться, мы сильные, мы не сдадимся, нас найдут, я верю, я знаю…

  Они  то ли задремали, то ли потеряли сознание. Очнулись, услышав лай собак и отдаленные людские голоса. Приоткрыв глаза, Екатерина Максимовна увидела человека в камуфляжной форме, который кричал кому-то по рации: «Мы нашли их, живые».

  Тамара Петровна шла на своих ногах. Екатерину Максимовну нес на руках молодой спасатель. Она пыталась самостоятельно встать на ноги, но они подкашивались, словно парализованные.

  Оказавшись в автобусе, укутанные теплыми пледами, подруги осознали наконец, что спасены. Их напоили горячим чаем, от которого потянуло в сон. Всю дорогу они дремали. Тамара Петровна проснулась, когда автобус остановился возле ее дома. Видя состояние напарницы, Тамара Петровна решила оставить ее в своей семье на несколько дней, пока она не оклемается.

 У подруги Екатерина Максимовна провела всего несколько часов. Отогрелась под теплым душем, переоделась, посидели по-семейному за столом. Вечером зять Тамары Петровны отвез пожилую женщину домой. Ей хотелось поскорее оказаться в своей комнате, почувствовать  себя дома, в родных стенах. А больше всего на свете ей хотелось позвонить племяннице и сообщить, что все в порядке.

 Семь дней и ночей без еды и воды провели эти мужественные женщины на болоте. За это время ни одного дождя не было, ни один лесной зверь их не потревожил. И только когда автобус уже отходил от злополучного места, заморосил дождь. Когда спустя время их вызвали в Москву, на телевидение, и стали расспрашивать об этом уникальном случае, о том, как им удалось выжить, они в один голос отвечали: «Сила духа и сила воли, жажда жизни, ответственность друг за друга».

  «У меня перед глазами был пример стойкости и мужества моей подруги, блокадницы, Екатерины Максимовны. Глядя, как она переносит все испытания, выпавшие на нашу долю, я не могла себе позволить расслабиться, разныться», - говорит Тамара Петровна.

«А я держалась из последних сил, чтобы Тамара Петровна не отчаялась и не потеряла надежду на спасение. Я считала себя виновной в том, что случилось, я была в ответе за ее жизнь перед ее родными. За себя я не боялась. Я выжила, пережив блокаду, мне не страшно было, я боялась только за подругу», - поделилась своими мыслями Екатерина Максимовна.

  Двое на болоте. Две слабые, сильные женщины, две личности. Пример для подражания, для вдохновения, для укрепления веры в человеческие возможности, веры в силу Духа и силу Веры!

Людмила Бондарева,

член Союза журналистов России.

Послесловие. Болото для Екатерины Максимовны не прошло даром. Спустя несколько месяцев у нее случился микроинсульт. Она слегла. Рядом с нею, как и тогда, на болоте, - Тамара Петровна. Она не бросает подругу. Ухаживает за нею, не дает отчаяться в трудные минуты. И обе они верят, что все будет хорошо.

2472

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom