Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 04.08 72.87 -0.1432
EUR 04.08 86.56 -0.2139
Архив номеров

Герои среди нас

2015-10-30

По сути он еще мальчишка с пронзительно голубыми глазами и озорной улыбкой, вот только лоб предательски пересекли морщины, да в волосах появилась седина. Он прошел путь от рядового до офицера разведки ВДВ. Он гораздо старше духовно и мудрее своих ровесников, прожигающих молодость в ночных клубах. Он не надевает медали и ордена, которых у него, кстати, целый иконостас, он просто носит тельник и действительно умеет воевать. "Есть такая профессия - Родину защищать", - любит цитировать он фразу из фильма "Офицеры", и еще одна его любимая цитата: "Никто кроме нас!".

  Война для него все та же жизнь, только в экстремальных условиях. Единственное, к чему он так и не привык, хотя это и неизбежно, - к человеческой смерти... О том, что он воевал на Донбассе, я узнала недавно и нисколько не удивилась, потому что это абсолютно в его характере.

  Андрей (позывной Форрест) родился и вырос в Ульяновской области. С юных лет готовил себя к службе в вооруженных силах, мечтал попасть в Воздушно - десантные войска, увлеченный романтикой боевого братства легендарных голубых беретов. Всерьез занимался боксом. В 18 лет ушел в армию. Мечтам свойственно сбываться... Служил в спецназе ВДВ. В 2010 году уволился в запас по истечению контракта. Служил потом в полиции в спецназе наркоконтроля.

  Понимая, что ему все задают этот опостылевший вопрос, я все же тоже спросила Андрея: Зачем?  Ради чего и для чего ты бросил свою приличную работу, спокойную, благополучную жизнь и махнул на Донбасс? Вот, что он ответил:

  - Знаешь, я надеялся и верил, что мне больше никогда не придется брать в руки оружие и ходить на "боевые". Мне это действительно не надо, нет жажды войны. Но когда начались беспорядки на майдане и я, действующий офицер МВД, в новостях увидел, как жгут парней из "Беркута" и другие зверства " правосеков", меня это настолько поразило и возмутило, что я решил поехать и посмотреть своими глазами действительно ли там такой беспредел творится. Приехал и увидел просто ад. Это не поддается описанию... Изнасилованные женщины, зарезанные дети, покалеченные мужики, которые саперными лопатками и палками шли защищать себя и свои семьи. Я не смог уехать обратно в родной город, просто не смог, потому что понял, что если я не останусь и не помогу защитить Донбасс от этих нелюдей фашистских, не остановлю их тут, то они скоро и в мой дом придут. Как бы пафосно это не звучало. Кстати, встречался в ополчении со смолянами. Веселые парни, балагуры, в бою - настоящие воины!

  Также Андрей отмел и все слухи насчет того, что туда едут за деньгами. Гонораров никто не платит, и желающим подзаработать таким образом, лучше оставаться дома, на уютных диванах.

...  Итак, год 2014. Весна. Решение уже было принято. Война... Позади был тяжёлый разговор с любимой девушкой, она так и не смогла понять и принять решение Андрея, посиделки с закадычными друзьями, как водится, " на посошок", и теперь он оставался наедине с круговертью беспорядочных мыслей. Что чувствовал он в этот момент? Этот вопрос я тоже задала Андрею. - Пустоту, - был его короткий ответ... Сомневался ли он? Нет. Был ли страх? Естественно, хотя парень не из пугливых и реальных "страшилок" минувших войн насмотрелся вдоволь. 

  ... Поездом добрался до Ростова, где формировалась группа добровольцев. Границу пересекали вчетвером. Затем был распределительный пункт, где добровольцы определялись по подразделениям.

  Боевой путь Андрея на Донбассе начался в военной разведке в Славянске, на тот момент руководил повстанцами Игорь Стрелков, который позднее возглавил силы народного ополчения в Донецке. "Славянская бригада", "Стрелковцы", - так их называли. Оборону города под натиском укрофашистов  держали более трех месяцев. Силы были на исходе.

  Рассказывает Андрей:

 - Мы тогда понимали, что город нам не удержать. Долго думали, как правильно поступить. Игорь Иванович Стрелков принял решение, чтобы сохранить город и жизни людей, покинуть Славянск. Мы оставили большую часть продовольствия, медикаментов, которые у нас еще оставались, местным жителям. Сформировали колонны и пошли на Донецк. Прорыв из Славянска был ночью. Прорыв шел через блокпост ВСУ на стелле Славянск, бой был короткий, но плотность огня запредельная. Блокпост ВСУ разбежался. К большому сожалению, без потерь выйти не получилось. Да, я хоронил своих друзей..., но нам удалось сохранить боеспособный костяк, который впоследствии и стал основой ополчения в Донецке.

  Затем были бои с вооруженными силами Украины за контроль над важным стратегическим объектом - международным аэропортом "Донецк". Длительное противостояние в конце концов привело к отходу украинских подразделений. Украинский Сталинград, - так называли в прессе эти события. Ополченцы называют аэропорт - адом на земле. Любая минута могла стать последней. Как выразился Андрей, мы сражались не  с людьми, а с "киборгами". Их так сам Порошенко называл.

 - Мы три месяца не могли выбить их из аэропорта. Пробовали штурмовать, они дали отпор. Начали накрывать "Градами" - они ныряли в подземные коллекторы канализации...Решили в итоге коллекторы стоками залить...

  После перехода аэропорта под контроль армии Донецкой народной республики, ожесточенные бои завязались под Дебальцево, так называемый "Дебальцевский котел". Крышка этого котла в результате все же захлопнулась для противника.

  Более полугода ополченцы при господствующем положении противника удерживали населенный пункт Широкино, являющийся удобным плацдармом для наступления на Мариуполь.  В результате боев были потеряны сотни ребят... На тот момент Андрей (Форрест) - командир отдельного взвода специального назначения Республиканской гвардии Донецкой Народной Республики:

 - Моей главной обязанностью было сохранить жизнь своим бойцам и удержать позиции в поселке Широкино. Ситуация осложнялась тем, что, согласно минским соглашениям, с нашей стороны все тяжелое вооружение было отведено, однако со стороны армии противника продолжались провокации с целью вызова ответного огня. Работал снайпер, велись обстрелы из минометов и гранатометов. В Широкино не осталось ни одного целого дома. Не было еды и воды. Не было электричества и медикаментов. Раненых отправляли в тыл, так как у нас не было возможности оказать помощь на месте. Гуманитарная ситуация сложилась очень тяжёлая. Помощь приходила от международного красного креста, волонтеров, гуманитарных организаций. В поселке оставалось около 50 человек гражданских. На улицу выходили по крайней необходимости. Мы старались всех накормить. Помогали, чем могли....

  После вывода войск из Широкино, Андрей вернулся в Россию. После войны родной город - как другая планета. Люди расслаблены. Они не знают, что такое война. Мир. Красота. Хорошо, что не знают, что такое война...

  Как тяжело адаптироваться к мирной жизни вернувшемуся с войны солдату, наверное, не знает никто. Андрей вернулся живым, чему, естественно, рад, но, оказавшись в когда-то привычных условиях, он понимает, насколько изменился внутренне. Да, это странно, но, вернувшись в очередной раз на "гражданку", он не испытывает той радости, которую так хотелось ощутить. Он долго не знал, чем себя занять. После полученного ранения выбор занятий оказался существенно ограниченным. Развлечения, публика - не для Андрея. Шумные компании его раздражают. Его главная мечта - построить крепкую семью, надёжный тыл, чтобы было для кого жить. Чтобы находить там утешение, понимание и заботу. Его безумная мечта - дети. Пожалуй, он будет самым замечательным отцом, какого только можно представить... Хочется, чтобы все это осуществилось. Чтобы все его мечты, желания и стремления обрели реальность. Ведь он это заслужил.

  Он не считает себя героем, но разве эти люди, которые не выгадывают для себя сытого местечка, а всегда идут туда, где горячо, голодно, страшно, но идти необходимо, не герои? Обидно, что порой настоящим героям в нашем обществе нет места. Они безвестно умирают, безвестно лежат с тяжелыми ранениями в госпиталях, безвестно влачат свои серые дни, став калеками на чужих войнах... А кто-то еще и поиздевается: а кто, мол, тебя туда тащил?? Сам виноват!

  В чем виноват? Что до конца остался мужчиной, защитником?

  В те моменты, когда Андрея прорывает и он начинает рассказывать о войне, (хотя чувствую, что это далеко не все, что он видел, знает и мог бы рассказать), я понимаю весь ужас нашего мирного жития. Да, именно ужас. Мы зажрались в самом прямом смысле этого слова. Мы погрязли в каких-то пустых проблемах. Мы разучились радоваться простым мелочам и ценить то, что у нас есть. Работа у нас не та, машина не такая, какую хотелось бы, в квартире шторы не подходят к обивке мебели... Разве это проблемы? Если мы худо - бедно сыты, в квартирах есть свет, вода, тепло. Когда наши дети и родители живы - здоровы, снаряды не падают, не нужно прятаться в подвал и все понятно и просто, и главное - есть Завтра. Не в этом ли счастье?

  Да, счастье есть, оно тихое, простое, уютное... благодаря таким вот настоящим мужчинам, воинам, как Андрей, внукам и правнукам великого поколения победителей. Несомненно, великая функция женщины на земле - давать жизнь, но разве это было бы возможным без мужчин?? Великая функция мужчины - умирать ради жизни, - это их главное оправдание во всем: в грубости, в лихачестве, в их, мужских увлечениях и слабостях... Но когда случится страшное - террорист, пьяная шпана, война - настоящие мужчины выйдут вперед. Потому что так всегда было, и что бы не изменялось вокруг, так всегда будет.

                                                                                      Ольга Дёмичева.

1670

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom