Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 23.07 73.69 -0.8002
EUR 23.07 86.92 -0.6756
Архив номеров

История Великой Победы

2015-05-29

Шаталов М.И., 1904 года рождения, умер 14 мая 1979 года. Приемко М.М., 10.05.1910 года рождения, умер 23 ноября 1983 года. Оба были призваны на фронт Шумячским РВК в июле 1941 года.

 

Михаил Иванович

     Дед  воевал в составе 375 рабочего батальона станционного  обслуживания 1314, 1229 санитарных  поездов, в 25 батальоне  охраны. Четырежды был ранен. Вот скупые строки из личного дела. «Рядовой Шаталов на фронтах Отечественной войны с 1941 года . Участвовал в боях за г.Юхнов  в составе 54 стрелковой дивизии 112 стрелкового полка.  Получил первое ранение. Второе ранение получил  27.10.1943 года в боях  за г.Ярцево в составе 1311 стрелкового полка. Третье ранение получил 17.11.43 года  на Смоленском направлении в составе 758 стрелкового полка, 22.07.44 года в боях за город Каунас в должности наводчика миномета в составе 371 стрелковой дивизии 1229 стрелкового  полка получил 4-е ранение.

Дед был награжден медалью  «За отвагу» за бой в районе д.Бурани-Вясочни Витебской области. Орденом  «Отечественной войны 2 степени» - за бои под Каунасом в 1944 году. Медалью  «За Победу над Германией» в 1945 году и юбилейными  медалями.

В округе дед был известен как деревенский мастер по кличке «Шельмец». Шельмецами он часто беззлобно называл нас, его внуков, за провинности. Дед умел делать практически все. Его пытливый ум в любой отрасли сельского ремесла был многогранен. Дед был прекрасным столяром, печником, бондарем, умел плести рыболовные сети. А какие они с бабушкой выращивали урожаи овощей!

Дед очень много читал спецлитературы по ведению сельского  подворья, а потом эти знания  использовал на практике. Всю жизнь дед проработал в колхозе мастером по ремонту  гужевого транспорта: телег, дрог, можар, саней-розвальней. Сделать мог все. Для него главное «железо», как он говорил, т.е. стальные части от того, что ему нужно было сделать. А деревянные детали он изготавливал сам. Гнул полозья саней. Заготовки сохли у него за сараем в тени, чтобы не полопались. В сарае сушились заготовки для копылов, дубовые плашки для деревянной посуды. Из них он потом делал  клепки для кублов, ведер, …

 В деревне во многих в домах  была мебель, изготовленная моим дедом: кухонные столы, шкафы для посуды, тумбочки, табуретки, канапе (вид лавок).  Огромное количество рабочего инструмента, которым пользовался дед, размещалось на полках в передней дома, в кладовых, сарае, на чердаке дома. Рубанков было около 40 (разного назначения). Часть колодок для этих рубанков он сделал сам, т.е. по своей руке, а железки (режущую часть рубанков) он покупал, часть привез из Германии, выменивал на рынке за готовые изделия. Кроме рубанков были пилы, топоры, стамески, долота. Весь инструмент был ручной, наточен, доведен, надежно закреплен. Дед не терпел неуважительного отношения к инструменту.

Из Германии дед привез две косы и бритвенный набор. Кроме него ими никто не имел права пользоваться.  Многие приспособления дед изготавливал сам: дубовый стенд для гнутья полозьев, станок для нарезки щепы из осины, приспособление для резки травы и табака, механическую терку для яблок, свеклы, картофеля.

 О войне дед не любил рассказывать. Он все время говорил, что война – это кровь, боль, страдания. Он плакал, с болью вспоминая эпизод под Бреслау, когда эсэсовцы расстреляли своих же подростков из «Гитлерюгенда» 14-16 лет, когда те  шли сдаваться нашим солдатам. Всеми негодными словами дед в тот момент клял фашистов.

Умер дед 14 мая 1979 года в Петровичской больнице от механической желтухи.

 

Михаил Матвеевич

   О судьбе второго деда Приемко Михаила Матвеевича могу сказать, что трагичнее и радостнее судьбы, как он сам говорил, ни у кого нет.

Родился дед 10 мая 1910 года. В 20-е годы родители умерли то ли от тифа, то ли от «испанки». Ему и брату приходилось скитаться, браться за любую работу, чтобы выжить.  Приютил его мой прадед, Андрей Филиненок. Впоследствии дед женился на его дочери Марии.

В 1937 году семью Моисеева Андрея раскулачили. А по сути, какие они были кулаки? Просто прадед был набожным человеком, ежегодно перед Пасхой, в Великий пост,  совершал пешее паломничество в Киев. В строгости и добродетели воспитывал своих детей Евсея, Прокопа, Евгению, Анну, Марию, Елену. Старшая дочь Евгения вышла замуж и жила в деревне Косачевка. Все остальные жили одной семьей. Работали в поте лица, так что льняные домотканые рубахи сотлевали на теле от пота, вели трезвый образ жизни. Но семья имела крепкое хозяйство: лошадей, коров, свиней и другую скотину. У старшего сына была выездная  кобыла рысистой породы. Вот  на ней  он с Покрова до  Великого поста зарабатывал  больше, чем вся семья за год. Он возил свадьбы во всей округе. Дед тоже мечтал иметь свою лошадь, и эту мечту он пронес через всю жизнь.

 На фронт дед был призван в июле 1941 года. Как и большинство жителей соседних деревень он попал под г.Чаусы Могилевской области, при отступлении наших войск в 1941 году. По рассказам деда в бой шли с одной винтовкой на троих, т.е. один бежит с винтовкой, а двое рядом «в пристежку». Оружие можно было добыть или в бою, или же забрать у убитого в ходе боя нашего солдата.

Отступая, дед дошел до Москвы. Дважды был ранен. За бой на Зайцевой горе был награжден медалью «За боевые заслуги». Под Москвой дед уже командовал отделением автоматчиков. За бои под Москвой был награжден медалью «За оборону Москвы».

В 1943 году в ходе наступательной операции Западного фронта дед в составе 212 стрелкового полка снова попал под г.Чаусы. Из-за непродуманных действий командования  при переправе через реку Проня и взятии высоты на подступах  к городу, без должной поддержки артиллерии, подразделение, где служил дед, попало в окружение. Ночью, выходя из окружения, попав под минометный обстрел, дед был тяжело ранен. Ему оторвало ногу. Наспех перевязав себя и потеряв сознание, дед пролежал до утра. Утром «похоронный» взвод, собирая по полю трупы, нашел его. Стали грузить на телегу, он застонал. «Этот жив еще», - сказал один из бойцов, и деда отправили в госпиталь. Ногу ампутировали выше, так как началась гангрена. Потеряв много крови, дед практически не приходил в сознание. Почти четыре года на грани жизни и смерти, переболев цингой из-за большой кровопотери, дед провел в госпиталях. Долечивался в Средней Азии, в г.Ташкенте. Дед выжил, как он говорил, только благодаря своей мечте.

Домой дед вернулся в 1947 году на Рождество. Бабушка на него получила две похоронки: первая, что пропал без вести, что уравнивало пропавшего с предателем, т.к. лишало семью госпособия; вторая, что погиб под г.Чаусы. Пусть хоть небольшое пособие платили вдовам погибших, но именно оно помогло выжить таким  семьям после войны.

Многие жители деревни Селюты после войны ютились в землянках, так как деревня была сожжена фашистами. В землянке жили  и бабушка с младшей сестрой Еленой. Когда дед вошел в землянку,  сестры чуть не упали в обморок. На пороге  стоял человек белый, как смерть, без ноги, с костылем. Шинель висела на нем, как на кресте, таким худым он был.

После войны дед, несмотря на здоровье, работал прицепщиком на плуге (с одной-то ногой). Те, кто знает, что это такое, может себе представить. На ходу нужно было слезать с плуга и постоянно чистить отвалы у корпусов, следить за глубиной вспашки. В зимнее время дед топил котел на ферме. Сам заготавливал дрова для него.

 К 60-м годам построил дом, завел хозяйство, посадил сад.

В 1968 году, на 25-летие освобождение Смоленщины от фашистских захватчиков деду в райцентре вручили орден Красной Звезды за бои под г.Чаусы.

Дед был признан инвалидом 1 группы. Ему полагался автомобиль «Запорожец». Дед попросил военкома, чтобы тот походатайствовал в области по поводу замены «Запорожца» на коня, пусть даже с доплатой, если потребуется. То есть дед ценил лошадь дороже  машины. Но, увы! Политика государства была направлена  на то, чтобы «каленым железом» выжечь из  крестьян чувство хозяина на земле, и последствия этой политики  мы видим сейчас.

А дед в 60-70-е годы имел в хозяйстве корову, свиней, более 30 овец, кроликов, гусей, кур и это, будучи инвалидом 1 группы. После напряженного труда культя у деда постоянно кровоточила, вплоть до самой смерти.

Всю жизнь дед вел трезвый образ жизни, копил деньги на лошадь. По жизни был человеком принципиальным, не терпел хамского к себе отношения. Однажды дед вернулся домой, а бабушка в слезах: приходил уполномоченный по сбору  налога Л. Не хватило шерсти  - забрал двух овец, не хватило  пера – забрал перину с кровати, не хватило яиц – забрал в  мешок 5 кур. Кроме того, вырубил в саду две яблони и две груши. Дед выслушал с негодованием, надел нарядный пиджак с наградами, ненавистный заводской протез и пешком направился «искать правду» в д.Петровичи.

На базаре возле пивнушки он заметил привязанных овец. Кур и перину Л. уже пропил Донику, жившему через дорогу. Дед при народе отходил костылем уполномоченного  и предупредил, что если  не будет завтра того, что взято без его разрешения, то он свернет ему голову, забрал овец и ушел домой. Наутро куры и перина были возвращены. Но деда едва не посадили. Если бы не вручение ордена Красной Звезды и вмешательство военкома, то дед бы сел в тюрьму.

Умер дед 23 ноября 1983 года, так и не дождавшись исполнения мечты.

Моему деду я посвятил стихотворение. Это мой первый опыт в творчестве, поэтому я прошу снисходительно отнестись к промашкам и ошибкам.

В.Приемко.

 

           МЕЧТА

 В бою на Проне на реке

За город Чаусы под Могилевом

Подразделенье, где служил мой дед,

Попало в окруженье.

И ночью, прорываясь из кольца,

Чтоб избежать позора плена,

Мой дед с остатками бойцов

Шел в рукопашный бой на немцев стену.

Разрыв!... Упал мой дед

На повороте речки, на стремнине,

И наступавший утром полк ушел вперед,

Оставив тех, кто пал на той равнине.

Наутро похоронный взвод,

По полю трупы собирая,

Нашел его в крови,

Он без ноги лежал в бурьяне.

- А этот жив! – сказал боец,

Его к живым отправить надо,

В Ташкентский госпиталь попав,

Почти четыре года он там пробыл.

На грани смерти жить так тяжело,

«Костлявая» не раз там навещала,

Но выжил дед всему назло,

Мечта одна его не покидала.

Был без зубов он от цинги,

Едва ходил он на протезе.

Считал, что крупно повезло

И жить хотелось, как и прежде.

Ведь для него война закончилась давно,

И годы без сознанья быстро пролетали,

В сорок седьмом, на Рождество,

Домой вернулся, где его уже не ждали.

Вошел в землянку не спеша,

Жена зашлась в глубоком стоне,

Ей похоронки две пришли:

Одна, что без вести пропал,

Другая, что погиб на речке Проне.

Прошел к столу солдат, присел,

Достал кисет он из расстегнутой шинели,

К мешку походному нагнулся развязать,

Награды под шинелью зазвенели.

Поставил водку он на стол,

Достал паек свой скудный и закуску,

Мешок поставил возле ног на пол,

Он свой возврат хотел отпраздновать по-русски.

За стол все сели, не стыдясь

Слез радости от возвращенья,

По полной чарке всем налил

И за отсутствие свое он попросил прощенья.

И встал солдат из-за стола,

На миг в былое окунулся,

Друзей своих он помянул,

Всех тех, кто с битвы не вернулся.

Страна лечила   раны от войны,

И дед в работу ту включился,

Чтоб как-то выжить и семью кормить,

Прицепщиком на плуге он трудился.

Была мечта одна лишь у него,

Чтоб жить пристойно и в достатке,

Иметь коня в хозяйстве своего,

Чтобы ни перед кем не унижаться.

Хозяином судьбы хотел он быть,

Крестьянином от пашни и сохи.

Работать так, чтобы забыть,

Что чуть живой и без ноги.

Чиновники же, не стыдясь,

Крестьян то займом, то налогами душили,

И отнимали крохи те,

Что люди, голодая, накопили.

Крестьяне не имели паспортов,

Терпели унижение и хамство.

За все крестьянин отвечал,

Но для страны  он создавал богатство.

Шестидесятые почти прошли,

Крестьяне стали полноправны,

Дошли «хрущевские реформы» до села
В деревне стали жить довольно справно.

Хозяйство дед тогда завел:

Овец, корову, кур немало,

Мечте своей не изменил –

Коня в хозяйстве не хватало.

И люди стали забывать войну,

Но, отмечая памятную дату,

Дед вызван был в район,

За бой на Проне получить награду.

Вручал награду военком,

И помогать во всем поклялся,

Но поменять машину на коня

В тот раз категорично отказался.

Вот так, не покладая рук, трудясь,

Ждать исполнения мечты уж не хватало силы,

Дед подошел к финалу своему,

Унес свою мечту с собой в могилу.

 

 

 

1478

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom