Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 11.04 77.17 0
EUR 11.04 91.78 0
Архив номеров

К 70-летию освобождения Смоленщины

2013-08-16

Зинаида Лазаревна Агафонова в девичестве Челенкова рассказала о своей судьбе.

- Жили мы с родителями, братом на хуторе Смирнов посёлок под деревней Антоновкой Шумячского района.  Но после коллективизации нас оттуда выселили: друг отца, став председателем, так обложил налогами, что, продав дом и нажитое добро, ушли в деревню Поповна к деду. А отец уехал в свет и вернулся через семь лет, незадолго до начала войны. Стал работать на Первомайском стекольном заводе столяром. Потом отца забрали на фронт, где он погиб в плену. Спешил воевать и брат Миша. «…Скоро и я буду громить фрицев наповал» - писал он двоюродному брату. Михаила призвали в сентябре 1944 года,  мне тогда было десять лет, а он семь классов окончил. Вот строчки из его письма: «…Ты, Зина – учись. Я бы тоже учился, если бы не проклятый Гитлер». В восемнадцать лет его забрали, в девятнадцать - погиб. Последнее письмо мы получили в ноябре 1944, он поздравлял нас с мамой с праздником Октябрьской революции, как всегда беспокоился за её здоровье…  

Уже осенью Михаил Лазаревич отличился в бою, из своей «сорокопятки» подавил несколько огневых точек противника, был награждён медалью «За отвагу», так значится в одном из приказов по 50 гвардейской стрелковой Сталинской дивизии.

11 марта пал смертью храбрых за местечко Дюстервальде в Восточной Пруссии.

- Во время оккупации в нашем доме расположился немецкий штаб, - продолжает свой рассказ Зинаида Лазаревна, - в сенях хранились мины. Боялись немцев, но ещё страшней были полицаи. Ночами в окна стучали и партизаны, и полицаи, и банды - попробуй разбери…Трудно пришлось нам с мамой. Работала я уже с шестого класса, с двенадцати лет. Летом косила наравне со взрослыми. За 25 соток нам давали килограмм пшеницы. А на зимних каникулах возила на быках навоз. Лошадей не хватало, и быки были основной тягловой силой: на них мы пахали, боронили, возили сено. Ещё помню частушки, которые пели тогда, подбадривая друг друга:

 

Слава богу, научилась

И пахать и боронить,

А теперь бы научиться

На быках навоз возить!

 

***

Матушка родимая,

Работа лошадиная,

Только нету хомута

И ременного кнута.

 

- Позже трудилась на торфоразработках за Первомайском. Потом в Холм-Жирковском районе на повале леса, где попала моя нога под комель. Искала лучшей доли в городе – в Сталиногорске работала на железной дороге стрелочницей, а в отпуск ездила в родную Поповну на сенокос. Когда заболела мать - вернулась в деревню насовсем. Стала работать в колхозе за трудодни. Вышла замуж, родила сына. Прошли годы. Сын вырос, когда он пришёл из армии, весной 1985 года, поехали в город Багратионовск на братскую могилу, где был похоронен Михаил. Приняли нас очень хорошо. С трудом, но нашли на мемориале табличку с фамилией брата. Мы привезли на могилу немного земли от порога своего дома и с захоронения взяли горсть, чтоб отвезти на родину…

В феврале прошлого года Зинаида Лазаревна узнала, что в действительности Михаил захоронен в другом месте: в 10 км от села Пушкино в Калининградской области. Для женщины эта новость оказалась «громом среди ясного неба». Поисковики калининградской организации «Совесть» обнаружили курган, где наспех, в три слоя, было захоронено более 200 советских солдат. У одного при себе нашелся целый комплект документов (письма, красноармейская книжка, справка о ранении, читательский билет, вырезки из газеты), чудом сохранилась записанная карандашом на блокнотном листе молитва, которая всё же не уберегла бойца. Это и был брат Зинаиды Лазаревны Михаил Челенков. Поисками родственников солдата занималась Галина Николаевна Чемерис, методист смоленского центра «Долг», она же вместе с Татьяной Георгиевной Семёновой, директором Шумячского художественно-краеведческому музея помогала с возращением документов и личных вещей Михаила Челенкова. За что им Зинаида Лазаревна сердечно благодарна. Почти через семьдесят лет она узнала о судьбе родного человека, появилась надежда, что сможет похоронить прах Михаила по-человечески. Но этому не суждено было случиться. Из-за того, что останки были погребены вповалку, понять, кому именно они принадлежат, было невозможно,   решили провести захоронение в пригороде Калининграда в посёлке Медведевка в Военно-мемориальном комплексе «Курган славы».

Женщине предложили приехать на погребение, но у Зинаиды Лазаревны больные ноги, многие годы она передвигается с помощью костылей, поэтому было решено, что поедут родственники. Время шло, а дату захоронения всё откладывали: то на 9 мая, то на 22 июня, потом на 4 ноября. А женщина всё ждала, надеялась, позовут. Но пришло сообщение, что погребение уже состоялось 5 декабря без присутствия родных бойца. Занимался вопросом места и времени захоронения обнаруженных останков и передачей личных вещей Михаила Челенкова его родственникам начальник военно-мемориальной службы Штаба Балтийского Флота Бобровский Олег Валерьевич. Только через полтора года Зинаида Лазаревна получила посылку.  Не смогла сдержать слёз. Дрожащими руками она перебирала пакетики, с хранящимися в них фрагментами документов, предметов обихода и многим другим. Но долгое ожидание не оправдалось: оказалось, что вещи принадлежат не Михаилу, а бойцам, захороненным вместе с ним. Только вырезка из газеты, возможно, принадлежала Мише. В общем, прислали, не разобравшись где чьё!...

 Весь материал Зинаида Лазаревна передаст в Шумячский художественно-краеведческий музей, где Татьяна Георгиевна Семёнова планирует сделать о солдате небольшую экспозицию.

Зинаида Лазаревна, мира, добра, солнца, тепла и света Вам на долгие годы и пусть, несмотря ни на что, вера в хороших людей Вас не покидает!

 

Александра Лукина.

В публикации использованы материалы

из Шумячского  альманаха «Перекрёсток».

 Подпись на фото: «На добрую и долгую память маме и сестре Зине от Миши. 4сентября 1944г». Михаил справа первый

2692

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom