Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 12.04 77.17 0
EUR 12.04 91.78 0
Архив номеров

На перекрестках памяти

2018-10-05

Но увы! Не в характере этих вольнолюбивых людей жить на одном месте: уже к началу Великой Отечественной войны их и след простыл. После них остались лишь деревянные бараки, да название улицы – Цыганская, которую многие из старожилов так и называют и до сих пор. Сейчас эта улица называется Комсомольская.

Есть в Шумячах улица, с которой связаны теплые и радостные воспоминания. Это Цыганская улица, впоследствии – Комсомольская. Начну с того, что я родилась на этой улице в 1949 году, и наша семья жила там до 1953 года. Мой отец, Москвин Анатолий Иванович, работал в те годы директором стройконторы. Мы и жили в доме, где находилась эта организация.  В послевоенные годы в районе интенсивно велись строительные работы, и отец днями пропадал на объектах. Мама – Раиса Савельевна – почтовый работник.

  Естественно, я не помню, как мы жили на Цыганской улице, но потом, когда мне было 5-6 лет, эта улица стала нашим с сестрой детским пристанищем, где мы обрели друзей, где нам были знакомы почти все жители этой улицы.

  В большом, добротном доме почти в начале улицы Цыганской, ближе к Понятовской, жили Помазковы – Арсентий Гаврилович с женой. Имени ее не помню, по отчеству Егоровна, но соседи чаще называли ее помощихой и при случае наведывались к ней угоститься вкуснейшим брусничным кваском. Глава семьи, насколько я помню, работал в заготконторе.

   У Помазковых было пятеро детей. Старший Иван и средний Владимир были военными, служили в Германии, сын Василий жил и работал в Шумячах, дочь, Шевцова Полина Арсентьевна – учительница младших классов Шумячской средней школы вместе с дочерью Любой жила по соседству с родителями. Самая младшая из Помазковых Анна была школьницей.

  В дни приезда Ивана и Владимира на побывку большая и дружная семья Помазковых собиралась вместе, чтобы с размахом отметить приезд дорогих гостей. Наша семья дружила с Помазковыми, и мы часто бывали в этом доме, вместе отмечали праздники и дни рождения.

  Рядом с Помазковыми жили Антоновы – Иван Михайлович с женой Анной Васильевной (работала в райсобесе) и сыновьями Геной и Сашей. Иван Михайлович, как и мой отец, был фронтовик, храбро сражался, имел много наград. Наши семьи дружили и продолжали дружить даже тогда, когда Ивана Михайловича перевели на хозяйственную работу в Кардымовский район. Супруги Антоновы с сыновьями были у нас частыми гостями. Наш земляк завоевал большой авторитет в Кардымовском районе, работая в различных структурах. В 2017 году он отметил 100-летний юбилей и умер на 101 году.

 У Ивана Михайловича был брат Алексей – судья. С женой Лидией (работала медсестрой в больнице), дочерью Светланой и сыновьями Сашей и Мишей тоже жил на Цыганской улице все вместе, одной семьей. Спустя какое-то время его перевели на работу в Смоленск. Вместе с братьями жила их сестра Анна. Когда ее жених вернулся из армии, они поженились и переехали в свой дом на улице Октябрьской, где и живет сейчас Анна Михайловна Мефедова.

 Через дорогу от Помазковых на противоположной стороне жили Чернявские – Павел Евдокимович и Анна Исаевна с детьми – Валентиной и Александром. Супруги работали на почте: муж – в союзпечати, жена – в бухгалтерии.

 Рядом с Чернявскими жили Кондратьевы. Глава семьи работал в строительстве, жена Елена Титовна – в торговле. По соседству с Кондратьевыми жили мать и сын Тихоновы. Василий работал в Шумячской средней школе электриком. На этой же стороне улицы жил врач-терапевт Иван Васильевич Архипенков с женой -учительницей русского языка и литературы Ольгой Григорьевной Карпенковой и дочерью Галиной.

  Дальше жили старики Маркевичи. Насколько я помню, были они из раскулаченных, приехали в Шумячи сразу после войны. Старика звали Демьян, отчество не помню, бабку – Христина Аксёновна. Они держали корову, и мы брали у них молоко. Каждый день с двухлитровым бидончиком мы с сестрой Ольгой бегали на Цыганскую улицу и в ожидании молока играли со своими сверстниками в чижика, лапту, классики, высекалы, прятки, испорченный телефон и другие забавные игры. Своих детей у Маркевичей не было, и они удочерили девочку Мотю. Когда они приехали в Шумячи, Мотя была уже взрослой девушкой и у нее была дочь Валя по фамилии Баркун.

  Демьян Маркевич был суровый, молчаливый и скупой. Бабка Христина украдкой от него наливала нам с сестрой по стакану молока, давала по краюхе хлеба и просила, чтобы мы все скорее съедали, пока Демьян курил на улице свой самосад. Как только он появлялся на пороге, бабка отдавала нам бидончик с молоком и говорила: «Идите с Богом, только молоко не расплескайте». Да где там, мы бежали домой вприпрыжку, размахивая бидончиком и, конечно, через крышку молоко расплескивалось на землю. Дома нас ругали за это, но история каждый раз повторялась.

   По соседству с Маркевичами в небольшой хатке, по другому и не скажешь, жили евреи Фрейндлины с детьми Ритой и Раей. Это были наши друзья. Еврей Фрейндлин воевал, вернулся с наградами. Мой отец уважал этого честного и порядочного еврея, хорошо о нем отзывался. С Ритой и Раей мы общались долгие годы, вместе с ними переживали смерть их мамы, умершей в молодом возрасте.

  В конце улицы Цыганской, ближе к Базарной, жили Карпекины. В семье было двое детей, две девочки, старшая Тамара (впоследствии стала художницей) и младшая Алла. Рита Фрейндлина дружила с Аллой с самого детства. Это были подруги – не разлей вода. У Риты были густые темные волосы, у Аллы – светленькие. Их так и называли – черненькая и беленькая.

  Алла была болезненным ребенком с пороком сердца и умерла совсем юной. Для Риты ее смерть стала страшной трагедией. Проводить девушку в последний путь пришла вся улица.

   По соседству с Фрейндлиными в землянке жила бедная семья – мать и двое детей – Света и Вова.  Не помню их фамилии. Мы называли их землянкины дети. Как они появились на этой улице, почему жили в землянке, не знаю. Брат и сестра были послушными и трудолюбивыми. Пока их мать почтальон была работе, они справлялись по хозяйству: таскали воду из колодца, поливали огород, стирали.

  Как-то мы попали в их жилище и ужаснулись: пол был земляной, потолок низкий, окошечки маленькие, вместо кровати – какие-то топчаны, из мебели – стол. Но чистота там, насколько это можно, была идеальная. По прошествии времени этой семье дали дом на Ельнинской улице, и они туда переехали. Моя сестра до пятого класса училась со Светой, бывала у них в гостях. Потом семья уехала куда-то к родственникам.

   Напротив дома Маркевичей жили Суглобовы – Валентина и Николай с дочкой Людой. Вместе с ними жила мать Валентины. Как звали ее, не помню, но соседи называли ее почему-то конфетица. Она дружила с Христиной Маркевич и часто ходила к ним посидеть.

  У Валентины Суглобовой была сестра Феня, которая жила в Белоруссии с дочкой Надей. Они частенько наведывались в гости, и тогда мы принимали Надю в свою компанию.

  Рядом с Суглобовыми жила семья Павлюковых. Муж работал в отделении связи, жена – на сырзаводе.

   Жили на Цыганской улице Чванькины, учительница математики Анна Михайловна Орлова, евреи Халдеи. А еще жила семья Тимашковых. Был у них сын Клим, который дружил с Ритой Фрейндлиной. Их отношения длились довольно долго, но потом что-то не сложилось у них. После окончания школы Рита работала продавцом в культмаге, потом Рита уехала в Ленинград, вышла замуж, родила дочку. В 1988 году я гостила у тети в Ленинграде и однажды случайно в Гостином Дворе встретила Риту. Побывала у нее дома, почаевничали, вспомнили детство, общих знакомых. Ритина сестра Рая вышла замуж за детского врача, приехавшего на работу в Шумячскую больницу и, спустя какое-то время, уехали на его родину.

  Еще об одной семье, жившей на Цыганской улице, хочется вспомнить. В конце улицы, на территории базара жила очень бедная семья Елисеевых – мать и двое детей – Виктор и Лина. Женщина работала почтальоном, а дети учились в школе, после учебы занимались домашним хозяйством, как могли помогали матери – Анне Осиповне. Эта женщина необычной судьбы. В годы Великой Отечественной войны она была угнана в Германию. Дети благодарны своей маме за то, что в лихую годину сумела сохранить и сберечь от невзгод двоих детей, вырастить, выучить, дать обоим высшее образование.  Лина была отличницей в школе, активисткой. Ей поручали выступать  на митингах в честь знаменательных дат. Классным руководителем у Лины была учительница истории Галина Федоровна Баранова. Зная бедственное положение семьи Елисеевых, она всячески поддерживала свою ученицу. Иногда Лина опаздывала на уроки потому, что по утрам гоняла своих коз на выпас и не успевала пригнать их вовремя. Козы в домашнем хозяйстве были большим подспорьем. Несмотря на житейские трудности, Лина Елисеева окончила школу с золотой медалью и поступила в Томский медицинский институт, который закончила с отличием. Сейчас Елена Николаевна Титова (Елисеева) живет в г.Томске. Она – врач высшей категории, отличник здравоохранения, зам. проректора по учебной работе, автор более 140 публикаций, в том числе монографий, учебно-методических пособий для студентов и преподавателей. Имеет благодарности и награды.

   По сей день Елена Николаевна поддерживает связь с Шумячами, со своей любимой учительницей Галиной Федоровной Барановой, звонит по телефону, к праздникам и дням рождения высылает посылки и бандероли. Елена Николаевна с теплотой вспоминает свою улицу Цыганскую, людей, которые там жили. А шумячцы, я думаю, могут гордиться своей землячкой.

  Достопримечательностью Цыганской улицы, да пожалуй, и поселка Шумячи, был базар. Огромная территория, огороженная со всех сторон, по воскресеньям превращалась в большую толкучку. На базар приходили  со всех улиц, приезжали из близлежащих деревень кто за покупками, кто торговать. Хорошо помню эту базарную атмосферу. Люди ходили по рядам, приценивались, приглядывались. На базаре можно было купить все, что душе угодно: яйца, молоко, сметану, творог, мед, овощи, фрукты. Особенно много народу толпилось возле мясной лавки. Там тебе на любой вкус мясник Уткин в белом фартуке с топором в руках мог отрубить любой кусок мяса: свинины, баранины, говядины. В 50-60-е годы почему-то в моде или во вкусе была баранина. Моя мама тоже покупала бараньи ребрышки, потом тушила их в чугунке в русской печке. Вкуснотища необыкновенная!

   Кроме продуктов на базаре продавались изделия народных промыслов – детские свистульки, горлачи, горшки, миски и прочее, а также можно было приобрести топорища, насадки для сельхозинвентаря и многое другое, что необходимо в хозяйстве.

   В каком году Цыганскую улицу переименовали в Комсомольскую, я не помню.

  Детство закончилось. Ушли из жизни бывшие жители этой улицы, пришли новые люди со своей биографией, со своими историями.  Дома Помазковых и Шевцовой стоят на месте, живут там Крючковы и Антоновы. Анатолий Федорович Крючков умер, осталась его жена Анна Алексеевна. Умер недавно Николай Ипатьевич  Антонов, осталась его жена. Нет супругов Кондратьевых и Чернявских. После смерти  Демьяна Маркевича Христину Аксеновну увезли в Алма-ату дочь Мотя и внучка Валя. Умерли супруги Суглобовы, их дочь Людмила живет на Октябрьской улице. Семья Елисеевых уехала в г.Томск. Из семьи Чванькиных остались сын Владимир, живет на улице Полевой, и дочь Валентина, живет в д.Дубровка. Клим Тимашков, бывший милиционер, живет в г.Смоленске.

  На месте домика Фрейндлиных построен добротный, большой дом Козловых.

  Много воды утекло за эти годы, многое изменилось, в том числе и на Цыганско-Комсомольской улице. Многое стерлось из памяти, ведь моя память это только моя память, мои ощущения, моя история.

  Вероятно, кого-то я не назвала, не вспомнила, забыла, но есть возможность восполнить пробелы: позвоните в редакцию, а еще лучше напишите и дополните воспоминания об этой улице, о людях, живших на ней.

Людмила Бондарева.

Послесловие: Цыганская улица была последней улицей поселка Шумячи в южном направлении. За нею был Галюзин ров, как мы называли его в детстве. Ров был длинный и глубокий, там мы собирали землянику, рвали щавель, играли в войну. Позже за рвом появились улицы Октябрьская, Дорожная.

765

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom