Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 10.04 77.17 0.0646
EUR 10.04 91.78 0.1617
Архив номеров

Наше наследие

2018-08-17

Накануне праздника улицы Кирпичный завод, который отмечался 2 августа 2018 года,  фонды музея пополнились еще одними бесценными воспоминаниями, связующие нас, ныне живущих и безвозвратно ушедшим прошлым - это воспоминания Александры Григорьевны Сидоренко, которые записала в 2005 году Маёрова Зинаида Васильевна.

Зинаида Васильевна вспоминает: «Мои родители Степыкины Елена Евсеевна и Василий Афонасьевич работали на кирпичном заводе вместе с  Александрой Григорьевной Сидоренко, поэтому я знала Александру Григорьевну Сидоренко  с детства.

…Мне было чуть больше 20 лет, когда не стало родителей. Я знала, что Александра Григорьевна  помнит маму  и следит за моей судьбой, для меня же она была  живой ниточкой, которая связывает меня с тем временем, с мамой. Я чувствовала, что должна своим  родителям, должна своим внукам, должна тем трудягам, которые десятилетия своей жизни отдали кирпичному заводу…

2 апреля 2005 года я была в гостях у Александры Григорьевн, в её квартире по улице Маяковского. Как всегда, она была внимательна, спокойна. Чувствуя её мудрость и интеллигентность, я поняла, наконец, что её отличало от  «заводских»:  она так и осталась городской девчонкой».

Сидоренко Саше было  17 лет, когда началась Великая Отечественная война.  Эвакуация за Москву, работала токарем, делая всё для Победы.

 Вот как она, Сидоренко Александра Григорьевна, вспоминала о своей работе на Шумячском кирпичном заводе: «…Закончила «Ленинградский керамический техникум». По решению треста Смолматериал г.Смоленска 20 марта 1953 года была направлена на Шумячский кирпичный завод техноруком (главным инженером). Директором был Добровольский, главным бухгалтером – Константинов Василий Фёдорович.  Гаврилович был уже преклонного возраста, поэтому уже через 3 недели меня назначили директором завода. Выделили комнату на заводе. У директора оклад – 930 рублей,  рабочие получали 300-350 рублей.

В то время выпуск кирпича – самое трудоёмкое, кустарное, мелкое производство, где повсеместно использовался ручной труд.

Завод  не был обеспечен электричеством, вечером – лампа керосиновая, ручной фонарь. Воду возили из Шумяч. Возле бытовки была конюшня для трёх лошадей. Когда не хватало денег на зарплату, резали торф, сушили и возили продавать в Шумячи. Из оборудования был маломощный пресс «колхозник» и огромный паровой локомотив.  Сушильной площади  (сараи со стеллажами для обработки сырья) было в то время примерно 500 квадратных метров.

Глину добывали 7-8 человек лопатами. За день одна женщина могла добыть 2 кубометра. Глину грузили на  вагонетку, которая переворачиваясь, ссыпала глину в ссыпной бункер, из него по транспортёрной ленте сырьё шло в прессовое хозяйство – маломощный  пресс  «колхозник»: глина перемешивалась, подавалась в прессовую головку, в мундштук формовки, затем – на резательный столик, где один человек проволокой нарезал кирпич, а второй – снимал его и укладывал на вагонетку (5 полок по 4 пары, примерно 40 штук). По узкоколейному пути вагонетка шла в сушильный сарай, где кирпич  вручную снимали и укладывали примерно по 300 штук на стеллаж. Сушка длилась от 8 до 15 дней, в зависимости от погоды, в среднем – суток 10. Обжиг производился в напольных печах.  Готовность определяли по внешней плотности. Ёмкость единовременная  была рассчитана на 40 тыс.  штук. Сезон начинался, в лучшем случае, с середины  апреля, а то и в мае, в зависимости от погоды. За сезон при плане 11 оборотов мы могли сделать 15.

Всё изменилось, примерно, с 1958 года: к этому времени появилось электричество, запустили люлечный конвейер, заменивший вагонетки, построили формовочный цех с новым оборудованием и  кольцевую печь для обжига  кирпича.

Технологическая нитка: в формовочном цехе ящичный питатель соединялся с камневыделительными вальцами, оттуда по транспортёру  глина поступала в вальцы тонкого помола, далее по транспортёру -  в пресс (т.е. корыто-глиномешалка), где два вала лопастями перемешивали глину, которая увлажнялась водой, подававшейся по трубам, а не вручную, как раньше. Сушильная площадь в последние годы увеличилась до 2700 кв. метров (выбрасывался проход в сарае 1,8м, оставалась полезная площадь). Запас кирпича складировали в штабеля. По транспортёру кирпич шёл  в печь.  Там он проходил 4 зоны обжига: 1-я  зона подсушки длилась примерно 24 часа, огонь поднимался до 150 гр.; 2-я зона – на дымах, до 600 гр.; зона закала длилась 24 часа при 900 гр. Ставились специальные пироскопы, но работники с опытом могли определить готовность кирпича на глаз, 4-я зона остывания длится 24 часа. Но опытные, смелые выгружальщики, такие, например, как Федоренков Виталий Фёдорович, уже через 10 часов могли начать выгружать кирпич  с помощью тачек на открытую площадку или машину. При благоприятных  условиях (погода, кадры, техника) можно было обжечь 2,5 млн. штук кирпича за сезон. Летом на заводе работало 40-50 человек, зимой – 20.

 Марка кирпича была 150, 100, 125, 75. Чаще всего – 100. От каждой обожжённой партии в 100 тысяч штук бралось 20 кирпичей, и делался анализ качества на сжатие, изгиб, влагопоглощение. Кирпич взвешивали, норма - 7% влагопоглощения. Пережог – брак.

Труд на заводе очень тяжёлый, не все выдерживали. Самый большой заводской стаж – у  Корольковой Варвары Андреевны: примерно, 20 лет отработала рабочей (никто не мог нарезать кирпича вручную за смену больше Варечки) и 20 лет – мастером завода, имея образование 5 классов. Отлично работали  Бурым Григорий Фёдорович, Савитко Пётр, Стрябцев Кузьма Ермолаевич, Бондарев Андрей, большая семья Старовойтовых, Федоренковы  Виталий Фёдорович и Лидия Фёдоровна, Степыкины Елена Евсеевна и Василий Афонасьевич, Краснощёков Михаил Александрович и Мефёдова Мария Ивановна (участник войны) и многие другие.

Регулярно  отчитывались в райисполком. Если что не так, райком партии «нажимал». Смоленск давал нам разнарядку, согласно которой мы отпускали кирпич. В семидесятые годы бурно развивалось в районе строительство: центральная больница, средняя школа, КБО, районный Дом культуры построены из нашего кирпича. В деревнях  клали печи,  строили коровники. Когда возводили Шумячскую школу, её директор Василий Фёдорович Алешин пропадал на заводе, хлопотал за все школы района.

К праздникам всегда подводили итоги работы. Со знамёнами и флагами ходили на демонстрации.

После моего прихода на завод, примерно лет пять,  мы проработали самостоятельно, потом завод  присоединили (стал как цех, а я - его начальник) к промкомбинату, который объединял кирпичный завод, крахмалопаточный завод, пилораму и бытовку. Делали рамы, двери, гробы. Работали парикмахерская, закроечный и швейный цеха, делали обувь.

 В деревне Княжевка Ершичского района добывали лес.

 Через некоторое время из промкомбината  завод передали в МСО (межхозяйственная строительная организация), руководителями в разное время были Муравьёв, Киньшин Василий Петрович, Гараютин Владимир Егорович, потом опять завод стал самостоятельным, потом – в МСО,  самостоятельно, и когда,  в очередной раз, в 1978 году  завод передали в МСО, я ушла на пенсию. Должность моя называлась по-разному, но фактически 25 лет я руководила заводом»  - вспоминала Александра Григорьевна Сидоренко.

За выполнение 7-летнего плана Сидоренко Александра Григорьевна награждена  медалью «За трудовую доблесть СССР»; юбилейными медалями «50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и «60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг».

Кирпичному заводу в 1986 году окончательно вернули статус юридического лица, а его директором с 11 августа 1986 года был назначен Маёров Владимир Павлович, ему на смену 28 ноября 1989 году пришёл Сташевский Владимир Фёдорович, он и стал последним директором завода.

Последний кирпич завод обжег в 2004 году…

Идут годы, меняется время, уходят герои своего времени - наши с вами земляки, простые, скромные, но очень яркие в своем труде, в труде, которому отдали всю свою молодость, здоровье, жизнь.

 

Из фондов Шумячского художественно-краеведческого музея.

 

696

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom