Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 25.07 73.77 0
EUR 25.07 86.85 0
Архив номеров

Юность, опаленная войной

2018-05-04

Листая страницы пожелтевших газет, соприкасаешься с человеческими судьбами, воспоминаниями о пережитом военном лихолетье, и военное прошлое предстает перед нами, как пора величайшей стойкости и беспримерного героизма. Шумячский художественно-краеведческий музей предлагает вашему вниманию воспоминания о военном лихолетье жителей Шумячского района:

Вспоминает Клавдия Петровна  АФАНАСЬЕВА  д. Починичи:

     – Всю свою жизнь я отдала школе.  Со школой связаны у меня воспоминания о юности – работать начала с 18 лет. И, конечно, воспоминания о войне… Она вошла в мою жизнь с разрушением нашей деревенской школы. А сколько училось здесь детей! Только начальных классов было по два – три. А  всего учеников насчитывалось около трехсот. И со всем этим война покончила одним расчетом…

     Мне, можно сказать, повезло. Повезло тем, что не угнали в Германию. Я была единственной кормилицей в семье. У сестры родился ребенок, родители были не трудоспособные. Только я одна могла работать и кормить семью. Так вот каждый раз и давали мне отсрочку.

     Последний раз меня чуть не забрали - таки. Это было, когда наши наступали, а немцы в срочном порядке стали отходить на запад. Изба наша была открыта, рядом дорожка торная проходила (видно когда-то здесь большак был). Так вот, ввалились к нам в дом прислужники немецкие, видать, из наших. 

     – О, да тут все молодые, – говорят. – Мы же вас можем с собой в Германию угнать…

    – Как это с собой? – Мы отступаем, это последний карательный отряд…

     Удалось мне отвертеться, ушли они, а я залезла на печку, в самый угол спряталась, боялась, что найдут и заберут в Германию…

     Когда фашисты стали отступать, то совсем озверели. Они очень спешили, уничтожали все на своем пути, угоняли скот, забирали молодежь, У нас в Починичах они не успели все поджечь, но клуб и центр деревни все-таки сожгли, как ни просили их старики этого не делать.

     Люди все старались спрятаться, убежали в лес, а я не успела. Укрылась у знакомых в подвале, там и пережила уход немцев. А ночью в деревню пришли наши….

     Как и везде, мы с радостью начали восстанавливать, отстраивать заново все, что разрушили фашисты. Откуда и силы взялись!

     Не буду говорить, как было трудно. Те, кто помнят военные и послевоенные годы, все это прекрасно знают. Только один пример приведу. Не было нигде учебников. Какие учебники в войну? И мы, учителя, переписывали из сохранившегося учебника все нужные материалы, рассказы, упражнения, раздавали детям. Так и учились…

     Сейчас кажется, что все трудности, связанные с войной, пережить было невозможно. Но мы пережили. Потому что все время, каждую минуту, мы верили, мы знали, что придет освобождение, придет наша победа, придет счастливая, мирная жизнь.

 

Вспоминает Мария Егоровна ИВАНОВА д. Студенец:

     – Война застала меня в пути. Я ехала после окончания педучилища по распределению заведующей Котовской начальной школы. Тогда начальная школа была такая -  больше шестидесяти человек училось.

     Хорошо помню оккупацию. Всех девушек моего возраста забирали в Германию.  Я, чтобы меня не угнали, была вынуждена идти работать в школу (во время оккупации школы не закрывали). Ничего я не боялась, учила детей, как и прежде… В память врезался буквально каждый день. Как ходили в школу через лес, где был партизанский отряд и шастали постоянно полицаи… Как голодали дети, ходили перед занятиями побираться в Белоруссию… Спросишь, бывало: «Николка, ну как у тебя?». А он отвечает: «Хорошо, мне полную сумку хлебушка набросали…»

     Когда наши войска стали подходить к деревне, немцы начали поджигать дома. Мы с ребятишками, стариками, коровами, лошадьми убежали все в лес, там спрятались. Никогда не забуду этот день… Сидим в лесу, и тут из зарослей появляются наши разведчики в пилотках с красными звездочками. А мы не верим, думаем – провокация. А деревня вся полыхает, люди перепуганы, всего боятся.

     Не сразу признали мы наших. Но когда убедились, что это действительно  наши, русские, –  не было предела  радости, слезам.

     С 1943 года, как освободили нас, началась другая жизнь. Восстанавливали после пожара школу, отстроили, снова дети пошли в школу, хотя экзамены ходили сдавать в другие школы (у нас же была начальная). Но хочу сказать, что дети тогда очень хорошо учились  и тяга к знаниям была намного больше, чем сейчас.

     Когда наступали каникулы, а для нас, учителей, – отпуск, нам давали задание: во время отпуска каждый должен был отработать по 50 трудодней в колхозе. В основном косили сено. Случалось работать и на быках, выполнять другие задания. Но к косе мои руки привыкли, справлялась не хуже мужика. Даже сейчас иногда могу покосить, хотя и возраст не тот…

     Идешь, бывало, на учительскую конференцию, несешь справку из колхоза о том, что свои трудодни отработал… Не знаю, за что меня наградили медалью, может именно за эту двойную работу…

Вспоминает Фёкла Владимировна ПРИВАЛОВА из д. Новый Стан:

     – Было мне восемнадцать, когда началась война. И довелось пережить оккупацию. При немцах я нигде не работала, кроме своего участка (они всем выделили земельные участки), тем и кормились. Чем могли, помогали партизанам – давали хлеб, одежду… Они даже справку хотели мне выписать о том, что я содействовала партизанам. А я не взяла, побоялась, что немцы найдут. Теперь – то, конечно жалею…

      Часто в нашу  деревню приезжали полицаи. Но не все среди них совесть потеряли… Помню двоих – из Москвы, кажется, они были, окруженцы. Так несмотря на то, что в полиции служили, все время людей предупреждали, когда немцы готовили какую-нибудь облаву, шли с обысками. Однажды и ко мне привели полицию. Хорошо, что пришли эти двое. А то меня бы давно в живых не было.

     Никогда не забуду день, когда мы узнали об освобождении нашего района…В то время я уже работала в школе. Нашего директора вызвали в сельсовет (в деревне больше нигде не было телефона) и сообщили по телефону об освобождении, дали задание оповестить все население… Помню, собрал он нас, учителей, объявил эту радостную весть и разослал по окрестным деревням. Я, не смотря на то, что сама инвалид, обежала всех, кого только могла, летела, как на крыльях. И про увечье свое забыла… Люди, узнав такую новость, плакали, радовались…

      После войны довелось хлебнуть немало. Учили детей-переростков.  А после уроков все – учителя и ученики – ходили в колхоз, помогали убирать урожай. Ведь не было ни лошадей, ни тракторов, все на себе тянули. И за агитаторов были. Мне пришлось некоторое время работать бригадиром в колхозе. Так что всего узнала достаточно…

     Трудно было учить военное и послевоенное подрастающее поколение. Мальчишки – переростки уже курили, не стесняясь, а нам приходилось усаживать их за парты и втолковывать азбучные истины. Мне удалось справиться с таким вот классом, удачно подобрав надежного помощника. Хорошо помню Толю Власенкова, старосту класса. Он тоже был из переростков, сильный парнишка, рослый, тоже курить начал. Но мне удалось его убедить в том, как нужно вести себя в школе. А позже он смог наладить дисциплину в классе, подтянуть успеваемость… И все стали учиться почти на «пятерки»! Недавно встретила его в  Понятовке. Благодарил меня за то, что не дала ему тогда с пути сбиться. Он хорошо учился в школе, затем и техникум закончил…

     Всего  в школе я  проработала более сорока лет. Хотя не всегда была я только учительницей. Война заставила освоить многие профессии и совмещать их, не глядя, под силу это человеку или нет…

 

Информацию из фондов Шумячского художественно-краеведческого музея подготовила младший научный сотрудник Голушкова Е.В.

1952

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom